24 Январь, 2019

Узаконенное варварство в стране, принимающей «EPXO». Как далёк наш Казахстан от «топ-30 развитых государств»

У нас очень любят красиво рассуждать о том, какая наша страна продвинутая и процветающая. И что уже почти вошли в 30 самых развитых стран, и что наша экономика опередила некоторые страны Евросоюза, и что до уровня Сингапура или Южной Кореи нам – практически рукой подать… Кричат об этом со всех трибун акимы, депутаты, министры… Однако индикатором развития и цивилизованности страны в мире считается не только количество добытой нефти и не только прирост ВВП. В тех продвинутых государствах едва ли поймут, почему в столь развитом, успешном и преуспевающем Казахстане от имени и по заданию властей творятся такие зверства над животными.

Узаконенное варварство в стране, принимающей «EPXO». Как далёк наш Казахстан от «топ-30 развитых государств»

Хаски, осознанно оставленная живодёром из «Центра ветеринарии» в багажнике раскалённого авто, в муках умерла от жары и удушья.
Фото Informburo.kz

«Протокольные» личности на службе у акимата

Соцсети потрясла история в алматинском, так называемом, Центре ветеринарии (который в простонародье обычно называют живодёрней). История даёт наглядное представление о том, какой контингент здесь работает, какие моральные уроды от имени акимата занимаются в городе «ветеринарией». Домашняя собака породы хаски умерла у порога Центра ветеринарии утром 23 мая, задохнувшись в багажнике раскалённой от жары машины. Волонтёры-зоозащитники, приехавшие в центр, услышали стоны умирающего животного из машины. Запертая в багажнике собака хрипела и задыхалась, машина накалилась на солнце – на улице стояла 32-градусная жара. Как известно из практики, оставленный на солнце автомобиль обычно нагревается так, что температура внутри легко доходит до 60-70 градусов. Тем более в багажнике, объём которого совсем невелик.

«Я вызвала полицию, – рассказала порталу Informburo.kz одна из очевидцев по имени Анна, приехавшая на «живодёрню» искать свою собаку. – Хозяина машины полицейские попросили открыть багажник, он ответил, что его заклинило. Полицейские настаивали, он полез через заднее сидение, отодвинул подлокотник. Собака была уже мертва. Сколько она просидела взаперти, неизвестно. Она умирала в страшных муках, задыхалась от нехватки воздуха, на носу была кровь», – со слезами вспоминала Анна.

Полицейские, как сообщил портал, приняли заявление от свидетелей страшной гибели животного, а начальника службы отлова Марата Жунусова и владельца машины, в которой умер пёс – водителя Илью Камазаева – тут же вызвали разбираться в управление сельского хозяйства. Поняв, что дело серьёзное, водила начал на ходу придумывать «откорячки».

«Это моя собака, не хаски, дворняга наполовину. Имени не было. Паспорт дома. Девочка, ещё не было года. Она мне стала больше не нужна», – сказал Камазаев, подтвердив, что осознанно оставил животное на несколько часов на жаре в закрытой машине.

Узаконенное варварство в стране, принимающей «EPXO». Как далёк наш Казахстан от «топ-30 развитых государств»

Тот самый «герой живодёрского фронта» – водитель Камазаев, признавший, что специально оставил хаски умирать в раскалённом багажнике.
Фото Informburo.kz

Собаку «ветеринары» не отправили хотя бы в клетку к остальным отловленным обитателям центра, ссылаясь, что якобы помещение было «опечатано». Врали и выкручивались, в общем, как могли, тогда как многочисленные свидетели гибели хаски сообщают, что всё было открыто.

Вообще разбирательство по этому вопиющему факту наглядно показало, какой типичный контингент работает здесь, в дочерней акиматовской структуре. Зоозащитники в очередной раз сообщают, что у животных по-прежнему нет чистой питьевой воды, что фотосъёмка здесь всё так же запрещена начальником отлова по непонятным причинам и что после пяти вечера забрать собаку не так-то просто: чтобы поискать своего питомца, приходится «договариваться» с дежурными.

«На замечание о том, что на проволоке под током нет изоляции, сотрудник мне ответил: «Сама сделай». Мы сообщили об этом его руководству, после чего он просто послал меня на три буквы», – цитирует Informburo рассказ о визите в «Центр ветеринарии» участницы рабочей группы по гуманному отношению к животным Трины Васиной.

В ходе разбирательства в управлении сельского хозяйства местное руководство было в откровенном бешенстве. Оно заявило, что так называемые «ветеринары» уже достали своим беспределом, цинизмом и жестокостью. Как сразу заметил заместитель руководителя управления сельского хозяйства Алматы Нурлан Карабатыров, он не верит, что собака принадлежала сотруднику отлова и что на неё дома у Камазаева якобы есть документы. Дешёвая откорячка, мол, которая ничего не меняет.

«Вы специально как будто хотите подорвать доверие к акимату! – кричал Карабатыров, обращаясь к Камазаеву сотоварищи. – Вакханалия и хаос у вас там, каждый ходит, сам себе начальник. Будут работать только те, кто умеет адекватно реагировать!», – обратился он к отловщикам, потребовав оставить объяснительные. Как стало известно позднее, уже к вечеру 23 мая, когда вал возмущения в соцсетях достиг пика и скандал дошёл до акима города, руководство «живодёрни» и бригада Камазаева были уволены. «Будем снимать с должностей всех, вплоть до руководителей. Изменения будут», – пообещал Нурлан Карабатыров.

Живодёрство в ранге закона. Народ никто не спросил

Какие это будут изменения, впрочем, большой вопрос. Всё дело в том, что живодёрство (массовое убийство животных) является официальной политикой руководства города, закреплённой постановлениями маслихата и другими регулирующими документами! А кто пойдёт на такую работу, говорить не приходится. Отсюда и ответ на вопрос, почему акимат крупнейшего города Казахстана привлекает к работе с домашними животными такую публику с протокольными физиономиями.

В центре действительно трудятся ярко выраженные, такие типичные социопаты. По сообщению Informburo, директор «Центра ветеринарии» Салават Бектимисов не так давно сам рассказал, как от него сбежал пёс, которого он бил. Замдиректора Жылкельды Тлесбаев проявил своё отношение к животным, когда на жалобу о затхлой воде заявил зоозащитникам, что животные здесь и так обречены.

Вообще сегодня, накануне EXPO-2017, куда съедутся сотни тысяч иностранных гостей, будет очень уместно поставить вопрос, почему муниципальные власти Казахстана сами, абсолютно не советуясь с населением, которое их вроде как избирало, возвели живодёрство в ранг закона. Ни один из депутатов маслихата не спросил у людей, согласны ли они, когда принимали эти муниципальные правила отлова и содержания бродячих животных. Более того – такая политика идёт не от маслихата, а от акимата города, причём ещё задолго до нынешнего акима Байбека. Есть и соответствующие нормы, принятые на центральном уровне, опять-таки без согласия избирателей. Хотя в каждом конкретном регионе акиматы самостоятельно в Алматы (как и во многих других городах) официально следуют практике «утилизации» животных, то есть через трое суток после отлова их усыпляют и закапывают. Как столь дикие порядки соотносятся с нынешним статусом Казахстана, с его амбициями войти в клуб развитых конкурентоспособных стран – не очень понятно.

Как там у них, в «топ-30»

А ведь отношение к животным в том самом цивилизованном мире, куда мы так настойчиво стремимся (то в ОБСЕ председательствуем, то в ОИК, то ЭКСПО проводим, то азиады-универсиады) является общепризнанным показателем, характеризующим развитие общества. Да-да. Наряду с гражданскими институтами, демократическими процедурами и прочими атрибутами современной высокой цивилизации.

Вы наверняка когда-нибудь видели на YouTube умилительные американские сюжеты про то, как целая полицейская бригада спасает маленького котёнка, случайно запертого кем-то в подвале, как дети всей школой выхаживают ворону, случайно поранившую крыло, и тому подобное. Мило, приятно, трогательно, но мы далеко не всегда понимаем, что это для них – не просто акты милосердия и сострадания, как многие у нас воспринимают. Для них это вообще-то естественно. Как дышать. Помочь бродячему щенку или котёнку – это как помочь брошенному кем-то ребёнку. Целые приюты (комфортабельные, с идеальным уходом, с лучшими кормами) занимаются этим. Целые религиозные конгрегации, общественные комитеты, не говоря уже о муниципальных властях, финансируют это. И бездомных животных там попросту нет не потому, что их кто-то отловил. Для любой семьи взять питомца в таком приюте – норма. Потому и дети вырастают добрыми, потому и улыбаются там люди чаще…

Мы далеки, конечно, от того, чтобы идеализировать ту же Америку. Но есть некоторые простые вещи, которым стоило бы поучиться, если мы так хотим пробиться в «клуб» развитых государств. Возьмём, например, Грецию – бедную страну, где, однако, бродячих животных не убивают как у нас, а просто стерилизуют (по тем же муниципальным программам) и выпускают на улицу. США, Канада, Австралия, Греция, Израиль, Сербия – список можно продолжать… Да, у них там далеко не всё идеально. Но хватило ума не принимать законы и регламенты, по которым среди бела дня, на глазах у детей, ловят и затем убивают собак. Какое там. Где бы они были, авторы таких законов, в цивилизованных странах, не нужно говорить. Попробовал бы мэр Афин принять такие правила борьбы с бродячими животными, как у акима Алматы – посмотрели бы мы, где бы был этот мэр уже назавтра…

Вот, собственно, этим и отличается Казахстан от развитых стран.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Telegram Телеграм

Добавить комментарий

Перейти к верхней панели

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: