18 Март, 2019

Нет защиты детей. Почему в Казахстане истязания собственного ребёнка и другое семейное насилие относят к лёгким уголовным проступкам

В преддверии Дня защиты детей очень уместно поговорить о том, почему у наших детей на самом деле нет никакой защиты. Да и не только у детей. У женщин Казахстана в семье также нет никакой действенной защиты от домашних тиранов.

В Шымкенте мужчина избил 4-летнего мальчика лопатой

Скриншот видео

Два шокирующих факта за месяц

Как сообщили новостные агентства, 26 мая, в день своего рожденья, впавший в кому после изуверских побоев родной матери семилетний мальчик начал реагировать на внешний мир. Он уже слышит, видит и выполняет простые просьбы, например, может пошевелить пальцами.

«До этого времени он был в состоянии сопора, или субкомы, – отметил в интервью «Информбюро» замглавврача областной детской больницы ЮКО Булат Нускабаев. – На следующей неделе будем решать вопрос с переводом из реанимации в палату интенсивной терапии. Как отметили медики, за всё это время они так и не видели никого из близких ребёнка. О трагедии с мальчиком из Ордабасинского района стало известно 23 мая, когда его перевели в Шымкент из районной больницы, где он провёл более 20 дней. У ребёнка – синдром жестокого обращения, тяжёлая травма головы, ушиб головного мозга и ожоги на лице. Спустя неделю после обращения врачей в полицию родители ребёнка сознались, что это сделала мать. Идёт расследование по статье 107 «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью» (это – средняя степень?!), между тем, в отношении женщины 1986 года рождения пока не принято никакого процессуального решения, и она остаётся на свободе (!).

В эти же дни Казахстан облетело другое шокирующее видео, опять-таки из Южного Казахстана, где отец избивает лопатой маленького мальчика в Шымкенте. Герой скандального ролика 49-летний Пернебек Карабаев рассказал полицейским, зачем он бил сына лопатой, посадив в резиновые шины. По словам Карабаева, он бил сына «в воспитательных целях»: ребёнок якобы досаждал хозяевам дома, где он работал по найму, и на мальчика стала ругаться сноха хозяина. Это возмутило отца.

«Он отвлекал меня от работы. И неудобно было перед хозяевами. Сначала я посадил его на автопокрышки, но он все равно продолжал капризничать, и тогда я замахнулся лопатой», – сказал Карабаев.

Вот такая семейная жизнь. Дети и женщины – самые слабые и беззащитные – систематически подвергаются избиениям в нашей стране. Только за один 2015 год, согласно данным Комитета по правой статистике и спецучетам Генпрокуратуры РК, в результате конфликтов в семейно-бытовой сфере погибло 58 женщин.

Беззубость полиции

В феврале текущего года в парламент поступил законопроект, разработанный МВД, в котором полицейское ведомство предлагает устранить недостатки законодательства в сфере бытового насилия. Правовая практика, увы, сложилась так, что пострадавшие часто молчат и не обращаются в полицию из-за того, что штраф за пьяный дебош ложится бременем на ту же семью. А штрафы эти, в контексте недавних законодательных изменений, стали неподъёмными для простого казахстанца.

Да и другие правовые казусы, мягко говоря, удивляют. Так, например, после того как парламент перевёл статьи «Причинение лёгкого вреда здоровью» и «побои» из разряда административных правонарушений в категорию уголовных проступков, число обращений в полицию по таким фактам сократилось в разы. Дело не только в том, что на семью теперь ложатся огромные штрафы. Дело также и в том, что полицейские лишились возможности (!) задерживать семейного тирана на время более трёх часов. Тиран, отпущенный спустя три часа, возвращается в дом ещё злее и агрессивнее. И полиция ничего сделать не может!

«Раньше в течение 1-2 суток полиция успевала оформить, а суд рассмотреть административный материал. До рассмотрения дела судом семейного дебошира можно было задержать в административном порядке на срок до 48 часов и пресечь его пьяный дебош. (…) Сейчас же полиция лишена таких возможностей. Срок задержания — всего 3 часа. За это время невозможно снизить эмоциональное возбуждение пьяного дебошира и степень его неконтролируемой агрессии. Нередко дебошир, возвращаясь домой, еще больше терзает семью, беспокоит соседей. В результате в обществе формируется мнение о безнаказанности этих лиц, – заявил министр внутренних дел Калмуханбет Касымов, обращаясь к депутатам.

Калмуханбет Касымов

Фото: wiki

Министр внутренних дел констатировал, что из-за несовершенства законодательства полиция Казахстана фактически бессильна против семейных тиранов

Благодаря этому новшеству, по данным МВД, теперь жертвы домашнего насилия редко обращаются в полицию, предпочитая терпеть побои и унижения от домашних тиранов. Больше всего семьи дебоширов боятся огромных штрафов, размер которых порой доходит до 200 МРП – это почти 500 тысяч тенге, ведь бремя их оплаты ложится на семейный бюджет. Так, по данным Генпрокуратуры, в 2014 году за причинение легкого вреда здоровью и побои к административной ответственности было привлечено 6 тысяч человек. А в 2015 году, уже в соответствии с новым законом, судами по этим же, теперь уже уголовным проступкам вынесено всего лишь 718 обвинительных приговоров.

«О какой профилактике бытовой преступности  здесь можно говорить?» – задал вопрос министр.

Неудивительно, что при таком раскладе пострадавшие от домашних тиранов просто отказываются писать заявления, включая и те случаи, когда избит ребёнок.

«Матери понимают, что особого наказания мужу за это не будет, зато штраф огромный платить придётся – то есть это наказание не ему, а всей семье», – говорит Анар Рахимбаева, председатель ассоциации «Асыл бала» (ассоциация НПО Казахстана, работающих в сфере защиты прав и интересов детей).

Анар Рахимбаева

Анар Рахимбаева, председатель Ассоциации НПО «Асыл бала»

При этом ругать полицию за то, что она «отмахивается» от семейного насилия, стало уже общим местом. Так, например, тогда же в парламенте, после выступления министра внутренних дел, первый заместитель генерального прокурора Иоган Меркель назвал работу местных полицейских служб, призванных бороться с бытовым насилием, «ужасающей». Он сетовал на низкое финансирование и недостаточную правовую грамотность сотрудников местной полицейской службы. Но сколько бы ни ругали полицию, главный вопрос здесь – это всё же законодательство, которое в Казахстане по отношению к семейным тиранам безусловно является одним из «самых гуманных в мире». Было бы законодательство иным – тогда и полиция не была бы такой «беззубой» по отношению к семейному насилию.

«Если вы отмечаете День защиты детей…»

В данном плане показательно, что ни женщина из Шымкента, до полусмерти избившая и обварившая кипятком своего ребёнка, ни мужчина, избивавший лопатой своего маленького сына, не только не привлечены к ответственности — они вообще находятся на свободе. И полиция ли в этом виновата? Нет, скорее всего, причина именно в законодательстве. Перед нами очевидный правовой нонсенс с точки зрения всех принципов мирового права, но для казахстанской практики (причём ещё с советских времён) – это, увы, абсолютная норма. В нашем праве на протяжении многих десятилетий следуют так называемому «приоритету сохранения семьи». То есть бытовое насилие рассматривается не в общем формате преступлений против личности, а в таком, как бы, «субформате» семейных отношений.

Условно говоря, если посторонний человек на улице изобьёт ребёнка – то разговор с ним будет один. Если же этого ребёнка точно так же изобьёт родитель – то разговор уже совсем иной. В первом случае речь будет идти об уголовном преступлении с отягчающими обстоятельствами (нанесение телесных повреждений заведомо малолетнему), а во втором – лишь о мелком уголовном проступке. И только если ребёнка забили до смерти или сделали инвалидом – только в таком случае наша Фемида способна хоть сколь-нибудь чувствительно наказать тирана.

Да и то не всегда. Поди докажи в случае с этой горе-мамашей из Ордабасы, что это она облила малыша кипятком, а не сам он обварился. Вот-вот… Словом, в нашей уголовно-правовой практике имеют место очевидные двойные стандарты в отношении одного и того же деяния.

Возможно ли такое в цивилизованном мире? Для сравнения можно взять практику некоторых стран Евросоюза. Например, законодательство Финляндии и Франции, которое там работает, причём очень массово: там даже при подозрении родителей в нанесении побоев ребёнку последнего немедленно изолируют в специальный приют, где с ним начинают работать опытные психологи. С участием этих психологов и детского омбудсмена проводится расследование. Это, возможно, выглядит как крайность с нашей привычной точки зрения. Но, по мнению практикующих европейских юристов, лучше перебдеть, чем допустить гибель ребёнка или его инвалидность.

Австрийский юрист, владелец крупного адвокатского бюро в Вене Клеменц Литчингер

Австрийский юрист, владелец крупного адвокатского бюро в Вене Клеменц Литчингер

«В европейском праве действует приоритетный принцип безусловной защиты ребёнка, – отмечает в своём интервью австрийский правовед доктор Клеменц Литчингер. – Согласитесь, что если ваше государство ратифицировало Конвенцию прав ребёнка, если оно официально отмечает международный День защиты детей, то логично следовать данному приоритету. Конечно, всегда находятся люди, которые возражают: мол, вы слишком много прав даёте ребёнку, это неверно, что за шлепок или за оплеуху он может посадить родителя в тюрьму. Скажу вам, что это заблуждение. Никто за шлепок в тюрьму не посадит, хотя разберутся, что за шлепок и почему родитель не сдержался. Вопрос совсем в другом. В том, что ребёнок в такой правовой системе всегда знает, что он защищён. И он действительно защищён. В тех же государствах, где к побоям и иному домашнему насилию относятся как к «внутреннему делу семьи», говорить о реальной защите детей будет лицемерием».

Может быть, нашим уважаемым депутатам пора уже прислушаться к таким мнениям и наконец-то перестать трактовать домашнюю тиранию как лёгкий уголовный проступок?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Telegram Телеграм

Добавить комментарий

Перейти к верхней панели

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: